Нехитер немудер

Русская народная сказка про сына Ивана-царевича Нехитера-Немудера, который перехитрил Ягищу, спас своих братьев и вернулся к отцу во дворец.

Глава 1

Ну вот, жили-были царь да царица. Был у них один сын — Иван-царевич. Сперва маленький был, потом в рост пошёл. А царица-то на ту пору и померла, и царь на другой жене женился.

Растёт Иван-царевич не по дням, а по часам. Вырос он и говорит отцу да мачехе:

— Я, — говорит, — жениться хочу.

— Ну что же, сынок, — царь отвечает, — дело хорошее, женись.

Вот поехал Иван-царевич со слугами в город. Пошёл он там в сад, будто гуляет. А сам за куст сел. И видит — гуляют в саду девицы, между собой речи разговаривают. Одна и говорит:

— Кабы Иван-царевич на мне женился, я бы тремя калачами весь город накормила.

Подумал-подумал Иван-царевич, да только ничего в этом такого хорошего не увидел, не польстился на такую невесту, из сада вон пошёл. Назавтра опять под куст приходит. Опять девицы гуляют. Говорит одна:

— Кабы Иван-царевич на мне женился, я бы ему платок вышила семью разными шелками, семью разными иглами: на одном углу — красно солнце со лучами, со алыми со зарями, на другом углу — светел месяц со звёздами, со небесными лунами, на третьем — черно море с кораблями, на четвёртом — темны леса со зверями.

А Ивану-царевичу и это не шибко понравилось. Опять домой ни с чем пошёл. Назавтра снова в сад идёт, девичьи разговоры слушает. И говорит одна девица:

— Кабы Иван-царевич на мне женился, родилось бы у нас с ним семь сыновей: руки по локоть в золоте, ноги по колено в серебре, во лбу звезда, под кудрями месяц, по кудрям часты звёзды рассыпаются, уши зорькой замыкаются. А восьмой был бы царевич Не-хитёр-Немудёр.

Ну, вот это Ивану-царевичу понравилось. Вернулся он домой, отцу-царю говорит:

— Вот эту девицу в жёны хочу.

нехитер немудер

Заслали сватов, сговорились, сыграли свадьбу. Я там во дворе была, так в окошко видала немножко…

Стали они жить-поживать, сыновей обещанных поджидать. На ту пору Ивану-царевичу со старым царём уезжать на войну надо было. Вот поехали они, а мачехе приказали молодую царицу пуще глаза беречь.

А мачеха-то злющая-презлющая баба была, так и звали её по имени — Ягища. Пришло время, родились у царицы семь сыновей: руки по локоть в золоте, ноги по колено в серебре, во лбу звезда, под кудрями месяц, по кудрям часты звёзды рассыпаются, уши зорькой замыкаются. А восьмой — царевич Нехитёр-Немудёр, такой красавец — ни в сказке сказать, ни пером описать.

Разозлилась Ягшца, себя от гнева не помнит.

Подложила она царице в золотые люльки щенков собачьих, а слугам наказала семерых царевичей в поле унести, бросить там, чтоб пропали. И не видела она, что царица молодая царевича Нехитёра-Немудёра под подушкой укрыла.

А к Ивану-царевичу гонца послали; написала Ягища: так, мол, и так, родилось у царицы семеро щенков, что с ними делать?

Иван-царевич письмо прочитал и ответ написал: «Что бы ни родилось, меня ждите».

А Ягища гонца с письмом перехватила, напоила вином заморским да записку и переменила. Написала: «Бросить царицу со щенками в синее море».

Глава 2

Получили во дворце такое приказание, погоревали, потужили, да что станешь делать? Взяли бочку да в неё царицу молодую и посадили. А того не усмотрели, что она царевича Нехитёра-Немудёра с собой взяла.

Вот плывут они в бочке по морю. А Нехитёр-Немудёр и говорит:

— Я, мамонька, дно-то у бочки выбью, а?

— Что ты, дитятко! Ведь мы по синему морю плывем, дно выбьешь — мы и потонем. Подожди

Вот ещё время проходит. Скучно Нехитёру-Немудёру в бочке, он опять говорит:

— Мамонька, я дно, однако, выбью!

Мать опять его уняла. Послушался он. А на третий раз слушать не стал, взял да и выбил. А они тут уж у самого берега плыли. Вышли из бочки, на берег взошли. А это не земля была — остров: кругом море, а на острове камни, лес растёт, грибов, ягод, птицы разной в нём полно. Нашли они себе местечко хорошее и стали жить.

Сплел Нехитёр-Немудёр из трав да цветов колыбель большую, стал в ней мать на берегу качать. А той порой едут по морю корабельщики. Кричит им Нехитёр-Немудёр:

— Приворачивайте к берегу! Не то я море заморожу, вас всех перетревожу!

Ну, корабельщики к камешкам пристали, на берег взошли. Царевич Нехитёр-Немудёр их про всё расспросил да и говорит:

— Поезжайте к царю, расскажите, что видели.

Поехали корабельщики. А царевич Нехитёр-Немудёр взял верёвочки, связал себе ковёр-самолёт и на нём за корабельщиками к отцу полетел.

Прилетает ко дворцу да и слушает тайком под окошком, как корабельщики царю рассказывают: «Плыли мы до морю, видели чудо: стоит остров, на острове мать с сыном живут, сын мать в колыбели качает».

Глава 3

Все дивятся, а Ягища и говорит: «Это что за чудо! А вот есть в чистом поле баран: на рогах церковь, на хребте озеро, на хвосте баня. В бане помоешься, в озере покупаешься, в церкви помолишься — то и житьё!»

Вылез Нехитёр-Немудёр из-под окошка, сел на свой ковёр-самолёт, в поле полетел. Нашёл он барана чудного, забрал и на остров к матушке вернулся.

Вот живут они дальше, поживают. Только опять корабельщики едут. Нехитёр-Немудёр выходит на берег, кричит:

— Стойте, приворачивайте к берегу! Не то я море заморожу, вас всех перетревожу!

Корабельщики пристали, на берег взошли, видят — чудо чудное: сын мать в колыбели качает, по горам баран ходит, на рогах церковь, на хребте озеро, на хвосте баня — в бане помоешься, в озере покупаешься, в церкви помолишься — то и житьё!

Поплыли корабельщики домой к царю. А Нехитёр-Немудёр за ними на коврике на своём, вослед несётся. Опять под окошком слушать приладился. Рассказывают царю корабельщики, что видели: так, мол, и так, плыли по морю, на остров попали, видали диво дивное: сын мать в колыбели качает, по горам баран ходит, на рогах церковь, на хребте озеро, на хвосте баня — в бане помоешься, в озере покупаешься, в церкви помолишься — то и житьё.

Царь дивится, верить не хочет, а Ягища говорит: «Это ещё не чудо! А вот в чистом поле корова есть — день доится молоком, день доится жемчугом. Это почуднее будет!»

Нехитёр-Немудёр тайком из-под окошка выбрался, на ковёр-самолёт взобрался — в поле полетел. Нашёл корову чудесную, с собой забрал, на остров вернулся. Вот живут они с матушкой дальше. Только глядят опять корабельщики мимо едут. Взобрался Нехитёр-Немудёр на гору, кричит:

— Приставайте к берегу! Не то я море заморожу, вас всех перетревожу!

Корабельщики выходят на берег, глядят — что за чудеса: на берегу сын мать в колыбели качает; по горам баран ходит, на рогах церковь, на хребте озеро, на хвосте баня — в бане помоешься, в озере покупаешься, в церкви помолишься — то и житьё! А под горой корова стоит: день доится молоком, день доится жемчугом.

Вот поехали они домой, а Нехитёр-Немудёр за ними летит. Корабельщики к царю входят, ему про чудной остров рассказывают, царь дивится, а Ягища говорит: «То ещё не чудо! А вот ходят у нас в поле семь молодцов — руки по локоть в золоте, ноги по колено в серебре, во лбу звезда, под кудрями месяц, по кудрям часты звезды рассыпаются, уши зорькой замыкаются».

Глава 4

Услышал это Нехитёр-Немудёр, из-под окна выбрался и — в поле. Нашёл братьев, обнял крепко-накрепко, на свой ковёр посадил, к матушке повез. То-то царица обрадовалась! Сыновья на неё не наглядятся, она — на них. Разговоров-то, радости-то сколько!

Вот живут они все вместе — весело, счастливо. Только долго ли, коротко ли — снова корабли в море виднеются. Нехитёр-Немудёр на гору бежит, руками машет:

— Эй, корабельщики, приворачивайте сюда, да поживее! Не то я море заморожу, вас всех перетревожу!

Не смеют ослушаться корабельщики, к берегу пристают. Идут, видят — диво дивное: сын мать в колыбели качает, по горам чудной баран ходит, под горой корова стоит — день доится молоком, день доится жемчугом, а вокруг семь молодцов гуляют: руки по локоть в золоте, ноги по колено в серебре, во лбу звезда, под кудрями месяц, по кудрям часты звёзды рассыпаются, уши зорькой замыкаются.

Поспешили корабельщики на всех парусах домой, рассказывают царю, что видели. А царевич Нехитёр-Немудёр ковёр свой на дворе оставил, прямо к царю в горницу идёт.

— Здорово, — говорит, — батюшка! Иван-царевич понять не может:

— Какой я тебе батюшка, добрый молодец! Кто ты таков?

— А вот, — говорит Нехитёр-Немудёр, — полезай на мой ковёр, полетам — и сам всё поймёшь.

Полетели они с царём прямо на остров. Видит Иван-царевич — диво дивное: на берегу царица сидит, вокруг семеро молодцов гуляют и баран с коровой тут же стоят, ухмыляются.

Ну, тут всё и открылось. Сели все вместе на ковёр-самолёт, во дворец полетели.

Идут ко дворцу — колокола звонят, пушки палят, старый царь-дедушка понять не может, что такое творится.

Пришли во дворец, старику всё рассказали. Ягищу из дворца вывели и скорым часом ей голову срубили. Да и гонцу тому, что вина заморского напился и записку перепутал, тоже…

А все прочие стали жить да поживать, медовые пряники жевать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *